Габдельфарт Латыпов в третьем поколении, без малого 40 лет назад стал пчеловодом - Аргаяш-Медиа
газета
«Восход»
телепрограмма
«Аргаяш-ТВ»

Новости Аргаяша | Редакция «Аргаяш-Медиа»

«Восход» - Общественно-политическая газета Аргаяшского района
«Аргаяш-ТВ» - Информационная телепрограмма Аргаяшского района

Этой весной мы встретились с дедом (так зовут все близкие и друзья нашего героя) в конце марта. Он стоял у машины, на которой сын Альберт привез его в Челябинск, и улыбался, подставив лицо солнцу. Вся его невысокая приземистая фигура в советской норковой шапке была какой-то нескладной. Это его угловатое спокойствие было необычным, потому что за 30 лет знакомства я привыкла видеть Латыпова в движении. Шутка ли: до 150 ульев стояло на его пасеке, попробуй-ка обиходь в одиночку всю эту пчелиную армаду! А сейчас, хоть дед и сдал немного, но, похоже, не сдается, а ведь следующая весна будет у него 90-й!


После восьми лет армейской службы, начиная с военного 1944 года, Габдельфарт (коротко Фарит) поступил на химкомбинат «Маяк». Работником он был ценным: за 28 лет не имел ни единого замечания как по ведению технологического процесса, так и в дисциплине. А внедрение только одного его рационализаторского предложения дало многомиллионную экономию – в советское время это была неслыханная сумма.
 

В один из осенних дней во время обеденного перерыва, как он сам вспоминает, перед ним на куст опустился большой рой пчел. Заплутавших пчелок потомственный пасечник не смог бросить на произвол судьбы, собрал в ведро и принес домой. Перезимовали они хорошо, и весной решился Фарит Набиевич круто поменять судьбу – не стал гнать от себя то, что само к нему пришло.
 

Ушел на пенсию с комбината и, вспомнив дедову и отцову науку, занялся пчеловодством. Все лето провел в лугах-полях. Меду накачал несколько фляг. Да и здоровье, сильно сдавшее, заметно поправилось. Привыкший все делать основательно, он поступил на заочное отделение в профильный техникум и успешно его окончил, получив диплом пчеловода. Времена те были советские, и работать пенсионеру можно было только при официальном трудоустройстве. Так стал Латыпов колхозным пасечником в Аргаяшском районе.
 

Начал качать мед и хозяйству, и в свой пай. Да только из личной доли – то детскому дому флягу увезет, то в больницу, то в школу. Не жадный на подарки и угощенье он был всегда. Добротой его и безропотностью стал злоупотреблять председатель, забиравший все больше меда для продажи в счет хозяйства, да и себя он не обделял. А дед к осени оставался практически ни с чем. Переживал, огорчался, даже плакал, пока не узнала местная журналистка о беде его и не пригласила корреспондента из области.
 

Тогда-то мы и познакомились. Сообща удалось отстоять независимость пчеловода, носившего уже в те годы титул лучшего пасечника области. Подошли 90-е, и Латыпов, мечтавший о своей пасеке, наконец-то стал «частным предпринимателем». Место для своей пасеки нашел просто изумительное: неприметная деревенька Утябаево среди лесов и медоносных лугов.
 

Никто из знакомых пчеловодов не мог сравниться с ним ни по количеству ульев, ни по количеству скачанного меда: по пасеке он буквально летал, сутками не спал в медоносную страду. В конце сезона обязательно отвозил сладкое лакомство в школу либо в детский сад. Мед Латыпова, ни на йоту никогда не отступившего от заповедей честного пчеловода, всегда был удивительно ароматный, густой, просто дивный.
 

Четверть века так и прожил в Утябаево, а зимой запирал пчелиные семьи в омшаник и уезжал домой в Озерск. На пасеке оставался его молодой помощник и ученик Эльбрус. Его, 13-летнего полусироту, приютив и обогрев, назначил Фарит Набиевич своим последователем в пасечном деле. 30 лет учил, поддерживал материально и парня, а потом еще и его жену с детьми. По-другому не получилось заиметь напарника, хоть и было у Латыпова трое детей. Сын пошел по технической части, а дочери все по домашнему хозяйству.
 

Но и внукам дело свое медовое передать не удалось, все шестеро – горожане.
 

Два года назад решился Фарит Набиевич продать свою пасечную вотчину в Утябаево. Эльбрус отделился – самостоятельно стал хозяйничать на своей собственной пасеке. А у деда глаза стали видеть слабо, слышит он только одним ухом, да и то с аппаратом. Ноги быстро устают – походит немного и норовит присесть передохнуть. Так что стал он пчеловодом-«вахтовиком» – в начале сезона вывозит своих пчелок на присмотренные места. Все никак не угомонится. В этом году замахнулся на 80 семей. Да, конечно, сын помогает, но не всегда может выбраться к отцу за полсотни километров.
 

Пьем чай в тихом кафе, беседуем, как говорится, «за жизнь». Мое пожелание «лет до ста расти» Фарита Набиевича очень развеселило: «С пчелами я бы хотел очень долго жить, хоть до ста лет. Никогда их не думал бросать. Они мои самые верные друзья, они мне сохранили здоровье. Лекарства я не пью, только мед, пчелиный яд. А если я глухой (шутливо), так в литературе даже написано, что все старые пчеловоды глухие».
 

Сын Альберт, заботливо общающийся с отцом, признается: «Дай Бог каждому сил и энергии, как у деда в его возрасте. Он у нас всегда такой живой, подвижный, вечно ему что-то нужно. Не сидит на месте. Ему постоянно надо, чтобы все вокруг него тоже шевелились. Любовь к пчелам он в нас воспитал, они – наш семейный идол такой. Конечно, приходится ему помогать все больше, это естественно. Вот снова готовимся основательно к новому сезону. Но прежде мы с сестрами Раисой и Галиной еще один День Победы отметим вместе с ним: дед наш ведь еще и ветеран Великой Отечественной войны».
 

Людмила КАЛУГИНА, г. Челябинск.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Расскажите о нас!